Δευτέρα, 16 Οκτωβρίου 2017

Понтийские греки: От Крыма и Мариуполя до Кавказа и Понта




Василий Ченкелидис*

История понтийского эллинизма с древних времен находилась в поле внимания историков и исследователей. Благодаря источникам, дошедшим до наших дней, и трудам ученых современному человечеству известно многое о Понте и понтийских греках. Но по стечению обстоятельств, в том числе и трагических, «белые пятна» остаются в знаниях собственной истории у самих понтийцев.

Занимаясь историей и этнографией понтийских греков еще со времени обучения на историческом факультете, я ответил сам себе на многие вопросы, окутанные тайной по тем или иным причинам. Позже, полностью осмыслить историю своего народа мне  помогло знание греческого языка. Мне стали доступными труды греческих историков. Все стало на свои места. Но, то же самое, не произошло со многими из моих соотечественников. К сожалению или к счастью, уже не первый месяц продолжаются дебаты по поводу того, кто такие понтийские греки? Кого из греков Причерноморья и Греческого Востока можно к ним отнести? Поводом для споров послужила книга известного исследователя истории греков СССР, не имеющего исторического образования, в которой греки Северного Причерноморья, Приазовья и Кавказа делятся на мариупольских, цалкинских и понтийских. Причем собственно понтийские греки представлены как единая община, а мариупольские и цалкинские, как два исключения из нее. Не рекламирую книгу и призываю прочесть труды российских историков о Понтийском царстве и Трапезундской империи. Очень богата библиография в России по древнему периоду в Причерноморье. Было бы большим прорывом, если книги греческих и зарубежных авторов о греках Понта и о самом регионе Понта Эвксинского были переведены на русский язык. Пробелы в знаниях будут преодолены только после решения вопроса с информационным голодом по понтийской истории. 

Начинаем анализровать возникший вопрос вместе...

Территории вокруг Понта Эвксинского по своему масштабу превышают территорию современной Греции. Для того, чтобы понять различия между теми или иными регионами, населяемыми когда-то греками, либо населяемыми ими на данный момент, необходимо провести тщательный сравнительный анализ, основанный на научной методике. Обычные, личные наблюдения не могут стать основой для обоснованного мнения. В такой ситуации и, тем более, после многочисленных катаклизмов в истории греков всего Греческого Востока, было бы целесообразнее опереться на то, что объединяет греков постсоветского пространства, у которых сегодня основными языками общения являются новогреческий и русский, а культурные отличия больше диктуются степенью ассимиляции в иноэтнической среде, больше чем историческими процессами.

Итак, обратимся к истории вопроса...

История греков, оставшихся за пределами современного греческого государства, не преподается в школах и ВУЗах в должной мере, а то не преподается и вовсе, как в самой Греции, так и за рубежом. Незнание истории приводит к необоснованным спорам, еще более запутывающим непростую ситуацию, возникшую из-за стремительной ассимиляции греков зарубежья в иноэтнической среде в эпоху современной «тотальной глобализации». Именно ассимиляционные процессы обострили в очередной раз этническое самосознание, базирующееся на новом запутанном понимании своего этнического происхождения. Желание сохранить этническую идентичность в конечном счете преобладает над глобальными процессами, но путь «назад в будущее» сложен и тернист.  

Налицо новая действительность!

И что же происходит на самом деле?

Ответы зачастую порождают новые вопросы и проблемы. В последнее время выходят в свет книги, любителей истории или не имеющих специального образования «горе исследователей», которые пытаются дать ответ на вопросы, требующие научных изысканий специалистов. Незнание и попытка заново «открыть Америку» порождают еще большую путаницу там, где ее не должно было быть.

Кто же такие понтийские греки?

Практически всё побережье Понта Эвксинского и многие внутренние регионы Малой Азии и Кавказа в период с VIII по IV века до н. э. были заселены греками-ионийцами (основными переселенцами были жители области Иония (восточное побережье Эгейского моря) и близлежащих островов). Поселения и города основанные представителями из других греческих регионов были незначительными. Так например, город Гераклея Понтийская на южном берегу Черного моря был основан греками-дорийцами, которые позже основали Херсонес Таврический. Разделение древних греков на ахейцев, ионийцев, эолийцев и дорийцев носило больше языковой характер. Последние, кроме всего прочего, прошли иной путь в своем развитии, отстав от участия в цивилизационных процессах на несколько веков.  

Греков из Понта Эвксинского, потомков  «вечных» мореходов ионийцев в греческом мире называли понтийскими (морскими), чуть ли не приходящими из «другого мира». Путешествие в Причерноморье было не безопасным.  Термин Понт (т.е. море) в I тысячелетии до н. э. греки использовали уже только по отношению к Понту Эвксинскому, используя в других случаях термины «пелагос» (Πέλαγος)  и «таласса» (Θάλασσα).

Стоит отметить, что в данной статье речь не идет о переселении в пределы Российской империи греков Балкан и Эгейского архипелага в XVIII и XIX веках. Они в большинстве своем, не имея многовековой связи с регионом, покинули Россию в ходе Октябрьской революции и последовавшей за ней кровопролитной гражданской войны. «Непонтийские греки», которые проживают и сегодня на постсоветском пространстве, немногочисленны по сравнению с понтийскими.
Понтийскими греками, отдавая дань истории, можно назвать всех греков Северного Причерноморья и Приазовья, как местных, так и выходцев из Южного Причерноморья (северной части полуострова Малая Азия), а также тех, кто покинул Причерноморье, но сохраняет свое местное национальное самосознание. Со времен существования Понтийского царства (IVI вв. до н. э.) термином Понт стали называть Северо-Восток Малой Азии, но это не значит, что греки Северного Причерноморья из-за этого лишились права на один из древних очагов греческой цивилизации, являясь его частью около 3000 лет.

Сегодня об эллинизме в Причерноморье говорить очень сложно. Геноцид в Южном Причерноморье со стороны турок, сталинские репрессии в Советской России,
  ассимиляция и переселение в Грецию свели греческое население к минимуму, но еще недавно сохранялись несколько регионов с многочисленным и компактным греческим населением. Все эти греки прибыли в Причерноморье в древности из одного региона – Ионии. Их языком с древности был ионический диалект древнегреческого языка, претерпевший изменения за 3000 лет истории.

По всему черноморскому региону греческие говоры  отличались между собой. Крымские греки, поддерживавшие  постоянный контакт с остальными греками Понта Эвксинского, находились в непосредственной близости к еще одному греческому региону – Фракии. Воздействие фракийской культуры на греков Крыма, переселенных императрицей Екатериной II в Приазовье, очень велико. Был затронут местный греческий язык, выделяемый современными исследователями в отдельный говор или даже диалект. В музыке мариупольских греков, как и проживавших с ними рядом крымских татар, прослеживаются ритмы Фракии.

Греки Тавриды (Крыма), несмотря на свое взаимодействие с Фракией, находились в постоянном контакте с греками Южного Причерноморья (Понта). Крым, черноморское побережье Кавказа и тем более Малая Азия входили в состав Понтийского царства, просуществовавшего около 300 лет. Позже они были частью Византийской империи и после ее распада, около 300 лет, – частью Трапезундской (Понтийской) империи.

У греков Понта Эвксинского очень много общего, но есть и различия, которые допустимы для любого народа. Однако, культурные и языковые особенности, усугубившиеся в период многовекового османского владычества,  не должны разделять греков на несовместимые части. Почему тюркоязычные греки Пафры (Западный Понт), потомки которых проживают сегодня на Кубани, в Греции и во многих странах мира – понтийские, а цалкинские ­– нет? Почему тюркоязычные греко-татары Приазовья не выделены в отдельную группу. Да, потому, что никого делить нет необходимости в целом. Есть и другие моменты, разделяющие греков Понта, если у кого-то есть острое желание это сделать. В некоторых грекоязычных регионах Понта не использовался характерный местный музыкальный инструмент – понтийская лира. 

Вообще, как можно разделить на категории выходцев из Понта. За османский период одна часть греков Понта и вообще всей империи утратила греческий язык и перешла на турецкий язык (по тем или иным причинам), другая часть сохранила греческий язык, третья часть веками скрывала свое вероисповедание (криптохристиане). Значительным по численности было население утратившее и язык, и веру. Параллельно с этим многие греки знали в совершенстве и греческий, и турецкий языки. Особый интерес представляют самсунские греки, потомки которых нашли себе новую родину на всем протяжении территории от Крыма до Закавказья. Часть из них являлась и является тюркоязычными, а часть грекоязычными. 

Владение понтийским диалектом греческого языка год от года становится все более редким явлением. Турецкий же язык может сохраняться больше из-за соседства с другими тюркоязычными народами. Тюркские языки на слуху как на Кавказе и в Крыму, так и в других регионах. Сохранение же понтийского диалекта чисто семейный вопрос. Так зачем же поднимать вопрос, связанный больше с трагическими страницами в истории, чем с действительными различиями. Тюркоязычные греки Пафры в начале XX века подняли самое организованное национально-освободительное движение в Малой Азии против турок. Они пели на турецком языке такие патриотические греческие песни, что туркам становилось не по себе.

Понтийским грекам, утратившим многие из своих характерных черт, есть на что опираться, сохраняя и возрождая свою идентичность. И не всегда это должны быть шаблоны. Греки разных регионов могут взаимообогощать свою культуру и находить в языковой сокровищнице разных греческих диалектов и говоров свою связь с легендарными древними предками.

Что касается различий...

Различия были всегда присущи греческому миру. Каждый греческий регион стремился отличиться нововведениями в культуре. Мы привыкли наслаждаться исполнением десятков понтийских танцев, но ведь их соединили воедино только после исхода из Понта. Каждый регион Понта имел свои местные танцы, которые сегодня являются достоянием всех понтийцев. Легендарный древнегреческий танец «Серра» был сохранен в одном регионе Понта, а сегодня исполняется повсеместно.

Неоднородны и говоры понтийского диалекта новогреческого языка. Язык и культура могут быть едиными полностью только если они преподаются централизовано на государственном уровне. Греки Понта лишены этого по крайней мере с 1461 года (падение Трапезунда).

На какие основные регионы можно условно разделить Греческий мир постсоветского пространства? 

В период существования СССР это были (аналогичная динамика расселения в меньшей степени сохраняется по сей день. Дополнительный момент – миграция греков Грузии на юг России):

  • Греки Приазовья с центром расселения в Мариуполе (автохтонные греки Крыма, населявшие его до конца XVIII века). Грекоязычные и тюркоязычные.
  • Греки Крыма (в основном выходцы из Южного Причерноморья (Северо-восточная Малая Азия) и турецкого Закавказья; выходцы из Центральной Грузии). В основном грекоязычные. Тюркоязычные (выходцы из региона города Пафра в Малой Азии).
  • Греки Кубани (в основном выходцы из Южного Причерноморья (Северо-восточная Малая Азия) и турецкого Закавказья; грекоязычные выходцы из Центральной Грузии). В основном грекоязычные. Тюркоязычные (выходцы из региона города Пафра в Малой Азии). Существует также группа адыгоязычных греков. Возможно это греки, остававшиеся на Кубани и после разорения греческих городов и поселений в первой половине I тысячелетия.
  • Греки Ставрополья (выходцы из Южного Причерноморья (Северо-восточная Малая Азия)  и турецкого Закавказья; переселенцы из Центральной Грузии).
  • Греки Абхазии и Аджарии (в основном выходцы из Южного Причерноморья (Северо-восточная Малая Азия) и турецкого Закавказья). В основном грекоязычные (понтийский диалект).   
  • Греки Центральной Грузии (в основном Цалкский, Марнеульский и Тетрицкаройский районы). Грекоязычные и тюркоязычные. В течение ХХ века в Цалкском районе (46 сел из которых 28 были населены в основном греками)  по объективным причинам  стал в большей степени преобладать турецкий язык, так как кроме греческого населения тюркоязычным было армянское и азербайджанское население.
  • Греки Армении (выходцы из Южного Причерноморья (Северо-восточная Малая Азия)
  • Греки Казахстана и Средней Азии (греческое население Аджарии, Абхазии, Кубани и Крыма, депортированное в 40-е годы ХХ века.

Так что же происходило и происходит с греками и в том числе понтийскими в период новой и новейшей истории?

Греки, поднявшие восстание против многовекового османского владычества в 1821 году, смогли воплотить в жизнь часть своей этнической идеи. За пределами Греции, ставшей символом единения всего эллинизма, остались многие регионы. Без своей территории оказались и понтийские греки, принявшие активное участие в национально-освободительном движении. Достаточно указать то, что руководителем тайной организации «Филики Этерия», поднявшей греков на восстание, был понтийский грек Александр Ипсиланти.

В 1830 году  северная граница молодого греческого государства не доходила даже до города Лариса. В руках османских правителей оставались многие области современной Греции - Эпир, Македония, Фракия и другие. Из островов греческими были только Кикладские острова и Северные Спорады. Основу страны составляли Морьяс (Пелоппонес) и Румели (Средняя Греция). Площадь страны была незначительной, 47.516 кв.км. Население страны составляло 752.000 человек.

За период османского владычества многие греческие регионы утратили свои исторические названия. За Пелопоннесом укрепилось название Морьяс, за остальной континентальной Грецией – Румели. Греки перестали называть себя пелопоннесцами, фессалийцами, македонцами. Это были «ромьи» (потомки подданных Восточной Римской империи (Византии) или просто румелиоты). 

Термин ромьос, буквально переводящийся, как римлянин, несмотря на не существующую уже империю, прожолжал быть общим для всех греков. На востоке Малой Азии и на побережье Понта Эвксинского этот термин в силу диалектических особенностей звучал иначе – «ромеос».   

И так, греки Новой Греции, осободившись от паработителей, посчитали неподходящим для употребления термин «ромьос» и вернули себе древнее самоназвание, утраченное еще в период римского владычества – «эллины» (греческое написание – Έλληνες). Страна была названа не Румели (терецкий вариант термина Романия (Византия)), а Эллада, т. е. государство эллинов. Термины, ромьос (ромиос), грек-христианин, Ромиосини – эллинизм в христианский период, остаются очень почитаемыми среди современных греков. Они связывают современных эллинов с легендарным византийским прошлым. Но это уже не название народа. Греки заново стали эллинами  и соответственно  пелопоннесцами, фессалийцами.... 

Что же происходило с греками, остававшимися за пределами Новой Греции?

Греки, остававшиеся в пределах Османской империи, в понимании оккупационной власти являлись завоеванными ими римлянами или Рум-милет (христиане османской империи). Такую ущербность в плане сохранения непрерывности греческой истории в регионе понимала греческая интеллигенция.

Греки, даже называя себя римлянами (подданными Римской империи), знали, что они греки.

Свои исторические знания греческие просветители XIX века несли в народ, которому в условиях тяжелейшего ремесленного и крестьянского труда на склонах того же Пархара в Понтийских горах было глубоко не до «правильных или неправильных» названий. Но в этот период появляются исторические книги, громогласно называющие греков Понта Эвксинского – понтийцами. Новый, точнее древний и забытый, термин вошел заново в обиход греков Причерноморья. Он не особенно необходим в условиях, когда большинство греческого населения имеет общее происхождение. Сталкиваясь с греками других регионов понтийцы, объясняли свое происхождение восстановленным новым термином. Между собой они продолжали называть себя ромеями, сохраняя византийскую традицию. К этому самоназванию добавилось и русское название с латинскими корнями – «греки». Термин «понтиец» был известен грекам Российской империи и позже СССР. В свет выходили книги и сборники стихотворений, указывающие на то, что они на понтийском диалекте.  В начале 30-х годов была опубликована грамматика понтийского диалекта Костаса Топхараса. О Понте греки Советского Союза говорили с опаской, так как их стремление в период геноцида со стороны турок создать Понтийскую Республику, было враждебно воспринято советской властью. Участники понтийского партизанского движения подвергались арестам. Да и не было необходимости понтийцам между собой называть себя местным этнонимом. Они все были греки и жили у себя на родине, на побережье Понта Эвксинского. И пусть оно было уже не – южное, а только – северное.

Греки, населяющие Причерноморье, и здесь не имеет значение отдаленность от побережья, имеют общее происхождение с древности. Мариупольский тюркоязычный грек, пересекая Понт Эвксинский в XIX веке, мог легко найти общий язык с тюркоязычным греком Пафры или Цалки или какого-либо другого региона Понта и не понимать грека из соседнего села (если оба не знали общий для общения третий язык). Грекоязычный грек Мариуполя мог объясниться с грекоязычным греком Понта и Кавказа. В тот период знание языка не было поверхностным, он был родным. Так зачем же делить греков Понта Эвксинского с общим ионическим происхождением на категории, отделяя часть из них от общего числа настолько, что воникают протесты и обострения в отношениях между греками разных регионов, ставших разными просто по воле судьбы и истории, а не по происхождению и самосознанию. Залогом единения для понтийских (черноморских) греков может стать их общая история, связь с Грецией и умение жить бок о бок с другими народами в мире и согласии.


*Василий Ченкелидис, историк (Афины, 16 октября 2017 года)

9 σχόλια: